И память не давала ему покоя

Пятого октября 2017 года на Даниловском кладбище г.Слободской Кировской области состоялись похороны участника Великой Отечественной войны, полного кавалера орденов Славы, члена комитета ветеранов войны и военной службы Слободского совета ветеранов Евгения Васильевича Смышляева. Отметим, что полный кавалер орденов Славы приравнивается к званию Героя Советского Союза, поэтому Е.В.Смышляева хоронили торжественно с возданием воинских почестей.

Гроб,  покрытый государственным флагом Российской Федерации, несли до места захоронения военнослужащие, а курсанты военно-патриотического клуба “Этап” на алых подушечках держали государственные награды ветерана. Тело предали земле под звуки государственного гимна в исполнении военного оркестра и залпов почетного караула.

Евгений Васильевич Смышляев  родился 20 декабря 1926 года в деревне Пигильмаш Параньгинского района, там и прошли его детство и юность. Кроме него в семье росли брат и три сестры. Семья жила неплохо. Их отец трудился трактористом, а в личном подворье держали корову, овец, поросят и другую живность. В 1940 году родители подарили ему гармонь, и Женя, научившись играть, стал завсегдатаем вечерних посиделок и гуляний.

С началом Великой Отечественной войны отца призвали на фронт, где в дальнейшем он служил водителем броневика. А в тылу вся тяжелая работа легла на плечи подростков и женщин. До призыва в армию парнишка успел поработать разнорабочим, бригадиром и молотобойцем в местном колхозе.  А в зимний период трудился на лесозаготовках в поселке Тюмша. В рабочие дни он со сверстниками пилил лес, а по выходным им преподавали военное дело, обучая снайперскому делу. До весны 1943 года ребят старше него призвали в армию, а к осени уже на некоторых из них пришли похоронки. Не обошла беда и Смышляевых: семья получила извещение, где писалось, что их отец пропал без вести 12 марта 1943 года.

В ноябре того же года юношу призвали в армию. Первоначальную подготовку молодые бойцы прошли в Костромской области, в 27-м артиллерийском учебном полку. Личный состав батареи, 108 человек, размещался в одной большой землянке. По утрам на зарядку их выводили в рубашках, брюках и ботинках в любую погоду, а после нее сразу проходило купание в проруби. Окончив курсы, они должны были стать младшими командирами, но положение на фронте внесло свои коррективы, и в мае 1944 года, досрочно присвоив звание — ефрейтор, их отправили громить врага. Тогда ему было 17 с половиной лет.

Молодой солдат попал служить в расчет 76-миллиметровой полковой пушки, приписанной к 426 стрелковому полку 88-й стрелковой дивизии, входившей в состав 31-й армии Третьего Белорусского фронта. Пехотинцы ласково  называли артиллеристов  “полковушками”. Фронтовые будни для новобранцев начались с восточных границ Белоруссии, в 20 километрах от города Орша. Линия обороны проходила по болотистой местности, окапываться было некуда, вместо траншей защитой служили стены, выложенные из дерна. В первый же день один из сослуживцев нашего земляка был убит,  едва выглянув из укрытия, он был сражен снайперской пулей. Эта первая смерть на глазах Евгения осталась в памяти навсегда. Очень скоро молодые бойцы привыкли и к смерти, и к крови.

Утром 23 июня 1944 года началась грандиозная наступательная операция по освобождению Белоруссии, вошедшая в историю войны под названием “Багратион”. Первыми по вражеским позициям ударили реактивные минометы “Катюши”, чьи звуки всегда порождали у гитлеровцев страх. Следом подключилась остальная артиллерия — в том числе и  расчет Смышляева. Он исполнял обязанности замкового, задачей которого было  закрыть орудийный замок после того, как заряжающий загонит снаряд в ствол и  после выстрела, тут же открыть замок, чтобы пустая гильза выпала наружу. В этот день артподготовка была мощной и долгой, что к началу атаки пехоты Евгений уже стер об орудийное железо руку до крови. Как только пошли на прорыв вражеской обороны прозвучал приказ: “Орудия — вслед за пехотой”. Одни тянули 900-килограммовые пушки за лямки, другие толкали. Но не успели прокатить и несколько метров по бывшей нейтральной полосе, как колесом наехали на мину. Взрывом ранило нескольких солдат, больше всех не повезло одному из них, он ослеп на всю жизнь. Это был уроженец нашей республики по фамилии Зайчиков.

В первый же день наступления орудийный расчет, в котором служил наш земляк, разбил два немецких дзота, уничтожил машину с боеприпасами и около 30 гитлеровцев. За эти боевые заслуги через месяц трое бойцов из расчета, в том числе и Евгений Смышляев, были представлены к награждению орденами Славы третьей степени.

Наступление продолжалось. Вслед за пехотой они форсировали реки Березину и Неман, прошли с боями по Беловежской Пуще... Идти приходилось днями и ночами не по одному десятку километров за переход. Все понимали смысл круглосуточного изматывающего движения: нельзя было позволить немцу перевести дух и закрепиться в обороне. Никто из солдат  не роптал. Ведь стоит только врагу получить лишних несколько часов, как он окопается, закрепится в обороне по всем правилам военной науки — и попробуй, выкури его оттуда! Скоро Белоруссия осталась позади, начались литовские земли. Простые литовцы смотрели на солдат без большого энтузиазма, даже не радуясь своему освобождению. Они привыкли жить хуторами, где каждый себе хозяин,  и перспектива трудиться  в колхозе на советский лад была им не по душе. 

19 ноября 1944 года он был представлен к медали “За отвагу” — за то, что при отражении одной из немецких контратак в районе высоты 170,4 подбил самоходную пушку противника, которая мешала продвижению нашей пехоты вперед. Но об этой награде ему стало известно уже много лет спустя. После Литвы вступили в Польшу, а уже глубокой осенью 1944 года с боями вошли в Восточную Пруссию. Богатой и благоустроенной предстала перед советскими солдатами прусская земля. Даже между хуторами дороги были асфальтированные. Однако части Красной Армии встретили здесь яростное, удвоенное сопротивление врага. Наверняка, сказался тот факт, что здесь  находились частные владения высокопоставленных немецких офицеров. К этому времени Евгений Васильевич был уже наводчиком, а в отсутствие командира заменял его. 6 февраля 1945 года его расчет вновь отличился, отражая контратаку противника, они разбили  наблюдательный пункт фашистов и уничтожили до 25 солдат противника. Он был  удостоен ордена Славы второй степени. Правда, вручили  его  после войны, через девять лет, в Параньгинском военкомате.

2 марта 1945 года. Немецкий хутор и каменный сарай, в трех метрах от которого стоит на позиции расчет Смышляева. Командир орудия незадолго до того угодил в медсанбат, поэтому он его замещал. Только что доставили новую партию снарядов, и все занялись переноской их к пушке. И тут вражеский снаряд попадает прямиком в стену сарая. Убило наводчика (осколок угодил ему прямо в голову), остальных ранило, их  перевязали и доставили в медсанбат. Врачи обнаружили, несколько осколков в бедре и пояснице пигильмашца. На этом его военная служба  на передовой закончилась.

Приказом по 31-й армии от 2 апреля 1945 года он был награжден еще одним орденом Славы второй степени за бои  при наступлении на деревню Шенвальде. В этих сражениях его расчет подавил огонь станкового пулемета, отразил три яростные атаки фашистов, уничтожил одну огневую точку противника и 17 гитлеровцев. По правилам награждения Е.В.Смышлеева должны были наградить орденом Славы первой степени, но в суматохе войны допустили ошибку. Забегая вперед, скажем, что один из жителей Йошкар-Олы найдя наградной лист героя, организовал  награждение нашего земляка. Награда нашла его только в 1988 году. Несмотря на это он считался в числе тех, кто был представлен ко всем трем степеням ордена Славы. Кстати, молодых бойцов, кто заслужил ордена Славы всех трех степеней до двадцатилетия было 47 человек, среди них и Евгений Васильевич.

После госпиталя он служил еще до января 1947 года в Западной Белоруссии и в звании гвардии младшего сержанта вернулся домой. Трудился в местном колхозе, а затем переехал с семьей в Кировскую область, где работал на Каринском торфопредприятии. За трудовые подвиги был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Более 60 лет прожили с супругой, вырастили дочь. С 1995 по 2005 годы жил в Кирово-Чепецке и на пороге своего 80-летия с семьей перебрался в город Слободской. На Даниловском кладбище этого населенного пункта и упокоился уроженец нашего района.

Любимая поговорка артиллеристов на войне: “Ствол длинный, жизнь короткая”, не коснулась его. Многие однополчане Е.В.Смышляева только и успели поучаствовать в одном или двух боях. Ему повезло, он дожил почти до 91 года.

Все годы Евгений Васильевич активно участвовал в проведении конференций и круглых столов по патриотическому воспитанию молодежи. Он охотно встречался с ребятами, скромно рассказывая о своей службе в армии во время войны. К 70-летию Великой Победы вышла его автобиографическая книга “И память не дает покоя мне…”  До конца своих дней  оставался солдатом своего Отечества, добрым, скромным и порядочным человеком.

ФАНИЛЬ МУСИН.